Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

доверие

Кошки Новеллы Матвеевой с картинками. Ищется дом.

Оригинал взят у frema_zhu в Кошки Новеллы Матвеевой с картинками
Собственно Новеллины котята.
Девушка. 6 месяцев (на фото младше)

IMG_7696

Сидят в Ветеринарном центре "Северное сияние" на Б. Остроумовской 12, м. Сокольники.
Все фото в этом и предыдущем посте - Веры Кочиной.

Младшие котята, около 2,5 - 3 месяцев. Девочки и Редис на пристройство!

 photo _MG_8081.jpg
Collapse )
 photo _MG_8075_from_RAW.jpg
Collapse )

Collapse )
 photo _MG_8114_from_RAW.jpg

Старший брат Редис (предыдущий помёт, около 6 месяцев) и Топинамбур, абсолютно одинаковые.

нолдо

"Сильмариллион"

Рады представить вам новое издание "Сильмариллиона" в переводе Алины Немировой. В книгу включены тексты из "Неоконченных сказаний", карты, а также иллюстрации Steamey и Filat. Стоимость одного экземпляра - эквивалент 10 у.е. + почта



Форма для заказа книги: https://docs.google.com/forms/d/1moE6d9QaFm5bCt8ERkckXdwSsWUFGKSSU278IxRzwJ4/viewform?usp=send_form

Будем рады репосту :)
доверие

У Потехина

Оригинал взят у rrumil в У Потехина
Оригинал взят у kopanga в У Потехина


Зашли на хутор к Сереже Потехину. Пьем чай, развлекаемся попыткой выяснить, как зовут всех его кошек.

- Вот два крупных, полностью черных кота: Большой Абраша и Малый Абраша; отец их Вася. Красивая и пушистая - Кляпа, Клеопатра. Рыжий хитрюга - это Чубайс. Вот эта пушистая - то ли Серанька, то ли Херанька. Они похожи, не отличить. Но если официально, их Серафимой и Херувимой зовут. Маленькие -Дунька и Букашка. А вот - Матрена Леопольдовна. Где то еще Фроська и Апроська и две дикошки, которые на все лето гулять уходят, Дикошка и Диконька. Брат Чубайса - Жульман...где только он? Еще есть Налим - не знаю только, кот или кошка, а в том году была Рысь, но уже с весны не появлялась, вычеркиваем.

Тут Чубайс предпринял попытку стянуть кусок колбасы из пакета гостинцев, и мы отвлеклись от увлекательного пересчета.

И больше к нему не вернулись, потому что Потехин стал читать стихи, написанные им с осени.


Я тушил пожар души
Мокрым веничком
Осторожно, не спешил
Помаленечку!

А она горит, горит
Окаянная
Хоть вода кругом стоит
Океанами

Разбежаться бы, нырнуть,
Охолонуться...
Отчего-то не могу
С места стронуться
Collapse )

доверие

(no subject)

все же пословица "в чужом глазу соринку замечаем, а в своем бревна не видим" верна во всех смыслах.
на ремонте попала мусоринка в глаз. искала ее, промывала глаз - не нашла, а глаз все равно болит. решила, что остаточное. а спустя 4 часа "мусоринка" сама вылезла - кусок краски 1,5x6 мм.
вот как его можно было не найти?!
доверие

(no subject)

Самая главная памятка.

всегда побеждает волк, которого ты кормишь

И от нас, чем мы старше, реже будут требовать крупных жертв
Ни измен, что по сердцу режут, ни прыжков из вулканных жерл,
Не заставят уйти из дома, поменять весь привычный быт,
Ни войны, ни глухого грома, ни тягучей дурной судьбы.

Нет, всё будет гораздо проще, без кошмаров и мыльных драм,
Будут тихими дни и ночи, будут сны без огня и драк
И закат в одеяньи алом будет спать на твоих плечах...

...Но готовься сражаться в малом - в самых крохотных мелочах.

Не влюбляйся в пустые вещи и не слушай чужую тьму,
Помни - часто ты сам тюремщик, что бросает себя в тюрьму,
Даже если не мысли - сажа, даже если не стон, а крик
Никогда не считай неважным то, что греет тебя внутри.

Знаешь, это сложней гораздо, путь нехожен, забыт, колюч
Каждый в сердце лелеет сказку, эта сказка - твой главный ключ
И неважно, что там с сюжетом, кто в ней дышит и кто живёт.
Просто помни, что только это может двигать тебя вперёд.

Будь спокойным, как пух и лучик, никогда не борись с людьми
Ты - часть мира: коль станешь лучше, значит этим меняешь мир
Мир велик и неодинаков, он маяк, но и он - свеча.
Если ты ожидаешь знака

Вот он, знак:
начинай
сейчас.
(с) Джек-с-Фонарём
доверие

Баллада об авокадо

Когда услышал слово "авокадо" -
впервые, в детстве... нет, когда прочёл
его (наверно, у Хэмингуэя
или Ремарка? или у Майн Рида? -
уже не помню) - в общем, с тех вот пор
я представлял тропическую синь,
и пальмы над ленивым океаном,
и девушку в шезлонге, и себя
у загорелых ног, печально и
неторопливо пьющего кальвАдос
(а может, кальвадОс). Я представлял
у кромки гор немыслимый рассвет
и чёрно-белого официанта,
несущего сочащийся продукт
экватора - нарезанный на дольки,
нежнейший, бесподобный авокадо!

С тех пор прошло полжизни. Хэм забыт,
кальвадос оказался просто водкой
на яблоках, обычный самогон.
Про девушек я вообще молчу.
Но авокадо... - Боже! - авокадо
не потерял таинственнейшей власти
над бедною обманутой душой.
И в самом деле: в наш циничный век,
когда разъеден скепсисом рассудок,
когда мамоной души смущены,
потерян смысл, и лгут ориентиры -
должно же быть хоть что-то, наконец,
не тронутое варварской уценкой?!
И вот вчера я увидал его
В Смоленском гастрономе. Он лежал,
нетронутый, по десять тысяч штука.
Но что же деньги? Деньги - только тлен,
и я купил заветный авокадо,
нежнейший фрукт - и с места не сходя,
обтёр его и съел...

Какая гадость


(c) Виктор Шендерович
доверие

(no subject)

"Песня для старшей дочери" Олег Митяев
"Будет небо просвечивать завтрашним днем,
Будет блекнуть большая луна,
Будешь ты у костра любоваться огнем,
Не невеста еще, не жена.
И себя еще будет нисколько не жаль,
Да и рано о чем-то жалеть,
И еще не коснулась земная печаль
Этих худеньких девичьих плеч.
Будет падать на ели обильным дождем
Невесомый, густой звездопад,
Будешь ты горячо говорить ни о чем,
Невпопад, невпопад, невпопад.

Сквозь открытую в поле стеклянную дверь
Забредет васильковый рассвет.
Будет жутко от радости и от потерь,
И смешным будет чей-то совет.
Будет так, как захочет упрямо душа,
И молвы осужденья и стыд,
И захочется в город далекий сбежать
И спалить все листы и мосты.
По загару плеча будет локон стекать
В пляске бликов слепого дождя,
Будут ходики с ним в ритме пульса стучать
И молчать, когда он без тебя.

А потом будут падать на крышу снега,
И пурга колыбельную петь.
Будут в окна заглядывать снег и беда,
Будут санки по снегу скрипеть.
Станут речи мудрей, а улыбка скупа,
И слабей новогодний дурман.
Будет девушку сын твой домой провожать
Сквозь неоновых улиц туман.

Будешь ждать, будешь долго в окошко смотреть
И уже не уснуть до утра,
А над лесом немым будет спутник лететь,
Будет кто-то сидеть у костра.

А над лесом немым будет спутник лететь..."


хочу в лес, к костру... а еще хочу на туристический слет на Ипуть или Узу, века там не была...
а может плюнуть на все и уйти на выходные в лес учиться?...
доверие

(no subject)

"В небо налегке уходят песни...
Мне б уже давно во след собраться.
Только бы успеть мне наглядеться,
Только бы суметь мне догадаться
Как ты проживешь без меня...

Если бы мне знать, что ты сумеешь
Отыскать меня в другом прохожем,
Я бы с этой песенкой дорожной
Улетел наверх, туда, где можно
Заново придумать тебя..."
Ю. Устинов часть "Трёптиха"
доверие

(no subject)

Олег Медведев
Песня Скитайского Словаря

Раньше боялся, позже привык -
Сделалась жизнь легка,
Сдуло сомбреро да с головы
И унесло в облака.
Это так просто - быть дураком,
Если с тобой всегда
Синее Море, Белый Дракон,
Южные Поезда.

Им, дуракам, беда - не беда,
Коль семафор открыт
В лето, наставшее навсегда,
В главный апгрейд игры.
Вспыхнули шпалы синим огнём,
Поезд рванул на юг,
Поезд ушёл, а песни о нём
На всех вокзалах поют.

Где-то там вдали меркнут миражи,
Где-то там вдали гальку ворошит
Тёплая волна, будят по утрам боссановой.
Пьяные слегка флейта и тамтам,
Катится строка к избранным местам,
С ямки - да в тягун, с ленты - в серпантин, и по-новой.

Что не успел, что не рассказал,
Всё возместит вполне
Солнце, что утром входит в вокзал
И катится по стене,
Солнце, что плавило шоколад
В кармане проводника,
То, что сочилось из-под заплат,
Не иссякая никак,

То, в чьих лучах ни свет ни заря,
А звонче, чем динамит,
Песня Скитайского словаря
По всем вокзалам гремит.
График движенья неизменим, -
Грусть поборов свою,
Поезд идёт, и птицы над ним
Поют, как арфы в раю.

Поезд всё скорей, музыка слышней,
Плеск твоих морей всё яснее в ней, -
Всё, ради чего стоило сто лет мыкать вьюгу.
Видя без труда, кто ты есть таков,
Летняя звезда всех проводников
Следом за тобой катит по холмам, да по кругу.
2001


Похоже, сила, захватившая мою жизнь, неуправляема совершенно...
доверие

(no subject)

Владимир Ланцберг
Борису Валерштейну

Мы условимся: трупов не будет,
Отпустим Харона гулять -
Пусть напьется, пусть вдарит по бабам,
Пусть сходит в кино, черт возьми! -
И пристроимся сами на веслах,
И время покатится вспять,
И немного побудем детьми!

Мы с тобою когда-то построили дом -
Кто живет в нем теперь?
Мы в иные стучались дома -
Говорят, там полно малышни.
Было дело - ни дня без письма -
Как сейчас удается терпеть?
Кто ж мы нынче и как там они?

Что давно мы не виделись, старче, -
Плевать:
Каждый шаг, каждый вздох твой мне слышен
За тысячу тысяч локтей.
Ты молчи, ты тихонько греби,
Ты под солнцем тогдашним потей -
Может, снова на нас снизойдет синева...

И глаза наши после дождя -
В этот мир, голубой-голубой,
В этот легкий пока еще груз -
Что там думать - впрягись и тяни,
И тяни под гитару
Про осень, про дождь, про любовь,
Про любовь: вот - любовь, остальное - в тени.

Эта тень наплывет чуть попозже,
И мир, все темней и темней,
Ощетинится, зубы оскалив,
Такой неживой-неживой,
И тогда-то не дай тебе бог
Хоть на миг в этом царстве теней
Разлучиться с твоей синевой!

Что давно мы не виделись, старче, -
Плевать:
Каждый шаг, каждый вздох твой мне слышен
За тысячу тысяч локтей.
Ты молчи, ты тихонько греби,
Ты под солнцем тогдашним потей -
Может, снова на нас снизойдет синева...

И раздуются пусть животы,
Годовых не вмещая колец.
Мы, кряхтя, примостившись на банках,
Дележку затеем опять
И спихнем мифологию снобам,
Оставим себе Ингулец -
Может, что-то покатится вспять...

1975